Cергей Дыбов (severr) wrote,
Cергей Дыбов
severr

Category:

запись беседы с Франсуа Тюляном

Решил выложить запись беседы с Франсуа Тюляном, сыном командира Нормандии-Неман Жана Тюляна, пропавшего без вести 17 июля 1943 г. в бою за Орел.


СД: Если позволите, начнем с Вашего деда. Франсуа Тюлян в 1918 находился в Сибири в составе французской военной миссии у адмирала Колчака. Вам известны подробности ? Это было связано с попыткой организации авиации у Колчака?

FT : Мой дед находился в Сибири с ноября 1918 г. Как авиатор в составе команды авиационных специалистов. У меня есть командировочное предписание генерала Жанена, которым мой дед, в то время капитан французской авиации в мае 1919 г. был вызван в Троицк, откуда, вместе с майором Гийоми был направлен на Кавказ для изучения возможности обеспечения воздушного сообщения между Тифлисом и Омском. Эта миссия была описана дедом и представлена позже на заседание географического общества провинции Турэн. Он проехал 600 км. от Троицка до Екатеринодара. Через Уральск, Оренбург, Гурьев, откуда пересек Каспий на английском корабле до Петровска (Махачкала), и через Владикавказ прибыл в июле 1919 г. Екатеринодар, во французскую миссию при штабе Деникина, представленную полковником Корбелем. В это время англичане уже активно организовывали воздушное сообщение между Уральском и Омском. Через Каспий летали русские гидросамолеты. Екатеринодар полностью снабжался англичанами по воздуху. В штабе Деникина царило недовольство по поводу Колчака. И к французам относились с настороженностью, после восстания французского флота в Одессе, чем пользовались англичане, пытаясь оттеснить французов от Деникина. После предоставления раппорта о своей миссии дед должен был вернуться в Омск, но в это время большевики начали наступление на Колчака, который стал отступать. Вернуться в Омск было невозможно и, в конце концов, в августе 1919 г. дед был отправлен в Париж через Стамбул и Бухарест. За эту миссию он получил благодарность в приказе по армии. Вот его рассказ с выдержками из писем и рапортов, который предполагался к публикации в 1927 г. Но, по-видимому, не был опубликован...

СД: чем он занимался потом?

FT: служил в авиации в разных городах Франции. В Греции, Африке, Чехословакии. В 1929 г. он в звании майора был командиром 31-го авиационного полка, расположенного в Туре. В октябре 1929 года он с двумя самолетами участвовал в перелете в Румынию и Югославию, и разбился на обратном пути. В его честь была названа военно-воздушная база в Туре, которая после второй мировой войны стала носить имя и отца и сына, командира Нормандии.

СД: У вас есть фотографии его миссии в России?

FT: вот фото, сделанное в Омске 27 апреля 1919 года.


СД: У него не было русских военных наград?

FT : нет, у него не было русских наград.

СД: Во Франции он не общался с русскими эмигрантами, с которыми возможно познакомился во время этой миссии?

FT : мне ничего не известно об этом.

СД: Ваш отец, капитан Жан Тюлян был переведен в Тунис в 1939 г. И затем на Ближний Восток в 1940. Его семья, вы были с ним?

FT : Мы все вместе жили в Тунисе. В январе 1940 г. мы с мамой уехали во Францию, где родилась моя сестра Анник. Отец в это время переехал в Бейрут.

СД: в декабре 1940 г. он симулировал падение своего самолета в море и был объявлен погибшим. Семья получила официальное сообщение?

FT: Да, его дядя, старший брат моего деда генерал Жозеф Тюлян был проинформирован официальным письмом.


СД: Его дядя был генералом авиации?

FT: Да. Он был старшим из трех братьев и первым авиатором в семье. Летное свидетельство он получил в 1912 году. Принял участие в первой мировой войне, но уже с сентября был переведен в созданное министерство аэронавтики, а в 1916 г. командующим авиацией 36 армии, расположенной в Дюнкерке.

СД: По его началом находилась знаменитая эскадрилья Гинемера.?

FT: Да. В 1917 г. он был отправлен на два года в США для изучения американского опыта. С 1922 по 25 год командовал авиацией Западной Африки. Организовывал первый перелет через Сахару. Затем два года командовал авиаполком в Туре, где служил мой дед Франсуа, который затем от него принял этот полк. С 1930 г. на командных должностях при Генеральном Штабе и с 1936 г. в отставке. Во второй мировой войне он не участвовал.


СД: Где Ваша семья была во время войны.

FT: я, сестра и мама жили в разных городах. Бедствовали. Сначала в Туре, затем в Дуарнанэ у нашего деда, и в конце войны в Аннонэ у друзей семьи.

СД: Аннонэ это к югу от Лиона? Во время войны там был лагерь советских военнопленных, а в окрестностях Лиона действовали советские партизанские отряды. Вы что-нибудь слышали об этом?

FT: Отец одного из послевоенных пилотов Нормандии-Неман Жана Камю воевал в советском партизанском отряде в тех местах.

СД: после официального извещения о гибели Вашего отца, он нашелся живым у англичан в Палестине. Как на это реагировали Виши, и как это отразилось на Вашей семье?

FT: В октябре 1941 г. правительством Виши он был лишен французского гражданства и лишен гражданских прав. В некотором роде забавно, потому что извещение об этом принес офицер Гестапо, но на семье это никак не отразилось. И мы не знали где он находиться и что с ним. Но маме было отказано в деньгах, которые она получала по отцовскому аттестату, и ей пришлось искать работу.

СД: Он был осужден в Бейруте, Алжире или Париже?

FT: не знаю. Приговор был опубликован, как вы видите, за подписью маршала Петена.

СД: Семья получала новости от него?

FT: нет, ничего, только была телеграмма которую он отправил своей сестре, под чужим именем, что бы сообщить, что он жив.

СД: Когда он уехал в СССР, тоже?

FT: Во время войны Франция не имела почтового сообщения с воющими странами. Только какая то часть корреспонденции приходила через Красный Крест.

СД: Как семья узнала о том, что он в Советском Союзе?

FT: Через английское радио. Кто то услышал об этом и передал маме в булочной небольшую записку.

СД: Когда он погиб, семья получила известие?

FT: Да, по моему так же через Радио-Лондон. Но только после войны мы получили официальное извещение. Мама надеялась и ждала до последнего.

СД: В соответствии с соглашением между СССР и «Сражающейся Францией» часть зарплаты французских пилотов направлялась через Лондон их семьям. Ваша семья получала что нибудь?

FT: Не знаю Мне ничего неизвестно о подобных перечислениях во время войны. Но после войны в 1945 г. моя мать получила от Советского правительства значительную сумму денег в золотых монетах в качестве подарка от Сталина самолетов пилотам Нормандии-Неман.

СД: почему Вы думаете, что эта сумма выражала эквивалент стоимости самолета Як? Она сопровождалась каким то письмом?

FT: Честно говоря, не знаю Никаких писем на эту тему не сохранилось. Я думаю, что это было в качестве подарка Сталина. Каждый пилот получил от него самолет.

СД: Да это был подарок, только не в форме стоимости самолета, а в виде премии всем живым пилотам и семьям погибших.

FT: Нам это помогло после войны.

СД: На многих фотографиях можно видеть майора Тюляна в советской военной форме. Чаще, чем других пилотов. Ему это нравилось, или что бы показать пример эскадрильи?

FT: Майор Тюлян, как и остальные пилоты носил французскую военную форму. Так хотел генерал де Голль, что бы это была французская военная часть во французской униформе. Но зимой и во время боя они носили советскую одежду, приспособленную для соответствующих условий. Вы, видимо, говорите про фото, где он в меховой одежде и сапогах из собачей шерсти?

СД: нет, я говорю вот про эти фото:


Когда пилоты Нормандии улетали из Дамаска на американских самолетах, им разрешили взять с собой только по 10 кг. багажа. Поэтому в СССР у пилотов была только та форма, которую они смогли привезти с собой, и советским командованием было принято решение снабдить их советской формой, на которой они могли носить французские знаки отличия. Несколько позднее французская военная миссия в Москве смогла решить вопрос с форменными куртками, поэтому пилоты приобрели тот вид, в котором они сейчас все знакомы – французские куртки и головные уборы, и советские галифе и сапоги. На этой фотографии Ваш отец в советской военной форме образца 1936-43 гг. с петлицами. Она была заменена в 1943 г. на униформу с погонами.

FT: спасибо. Я не знал этих подробностей. Я знал только, что действительно с формой были проблемы и как правило, французская форма надевалась для торжественных случаев или выходов в город. Она не приспособлена для ежедневной работы летчика.

СД: Известно, что Ваш отец был фотолюбителем и много фотографировал. Где сейчас эти фотографии?

FT: Фотографии, которые он снимал в России и на Ближнем Востоке были нам переданы после войны в чемодане. Копии этих фотографий и его фильма хранятся в военном архиве в Венсенн. Сами фотографии я передал журналу "Икар".

СД: Он снимал фильм?

FT: Да. В Сирии он специально купил кинокамеру для поездки в Россию и снял несколько катушек.

СД: С самого начала формирования французской авиачасти для СССР, Жан Тюлян фигурировал как заместитель командира. После ухода капитана третьего ранга Жубелена он должен был стать командиром. Что Вы думаете по поводу того, что Астье-де-Виллет противился его назначению и в итоге командиром стал Жозеф Пуликен? Ведь Жан Тюлян был в то время командиром авиагруппы «Эльзас» и фактически лучшим пилотом «Сражающейся Франции» и наиболее опытным командиром?

FT: В «Эльзасе» были и другие прекрасные пилоты, которые приобрели боевой опыт во Франции в 1940 г., затем в Англии. Например его боевой товарищ Альбер Литольф, который успешно воевал в Ливии в 1-й эскадрильи Свободной Франции. Кроме того в это время, после нескольких недель службы в RAF, мой отец был назначен генералом де Голлем начальником штаба ВВС в Каире с задачей формирования истребительных авиагрупп Свободной Франции «Эльзаса», «Нормандии». В «Эльзасе» он прекрасно сработался со своим заместителем Жозефом Пуликеном с которым они вместе были и в «Нормандии». Для него не было главным быть первым командиром в группе. Для него было более важно командовать своим самолетом...

СД: Почему же затем все таки последовала замена Жозефа Пуликена на Жана Тюляна?

FT: Жозеф Пуликен был назначен генералом де Голлем только для формирования авиагруппы №3 "Нормандия" и вывода ее в СССР. После того как эскадрилья была готова к бою, майор Пуликен передал командование моему отцу майору Жану Тюляну.

СД: Вы не находите противоречия - подполковник Астье де Вилятт пишет де Голлю : «Я опасаюсь, что Тюлян, не имеющий опыта ведения современной войны, cо своей горячностью и неумением командовать приведет группу №3 либо к неудаче, либо к результативности за счет высоких человеческих потерь…» И командиром назначают Пуликена. И вдруг Пуликена отзывают и командиром все таки становится Тюлян?

FT: честно говоря, никогда не задумывался. Известно, что Жозеф Пуликен был административным командиром Нормандии и его административная задача закончилась с выводом эскадрильи на фронт.

СД: Так принято считать. Вот донесение французской военной миссии в Москве генералу де Голлю с просьбой отозвать Пуликена и утвердить Тюляна в должности командира. Ряд обоснований, в том числе то, что советское командование подозревает майора Пуликена в шпионаже.

FT: Я никогда не видел этот документ.

СД: он из личного архива Альбера Мирлеса. Я не знаю почему его нет в архивах Нормандии-Неман. Позвольте так же Вам передать три копии рукописных донесений Вашего отца во французскую военную миссию, которые так же я нашел в архиве Мирлеса.

FT: Огромное спасибо за эти рукописные письма. Я не знал о них. Я счастлив видеть почерк моего отца. У нас очень мало его писем. Он очень мало писал, в том числе письма семье.

СД: Что значит для Вас быть сыном героя «Свободной Франции»? Сейчас и во время Вашего детства?

FT: Это большая честь для меня. И большая обязанность соответствовать тем идеалам, которые привели моего отца в Сопротивление. В моей юности я с мамой участвовал во множестве церемоний в его честь. Позднее я хотел лучше узнать его историю, общаясь с его боевыми товарищами, посещая архивы. Сейчас я хочу свести в единую форму эти документы, для участия в выставках о Свободной Франции, в конференциях и для выступлениях в школах. Для моих детей и внуков это так же большая честь.

СД: Франко-русские связи знали различные периоды. Такие как пылкая дружба и холодная война. Каким образом это отразилось на Вас и Ваших близких? Для других Вы всегда были сыном героя или сыном «красного»?

FT: Когда я был в школе меня всегда признавали как сына героя, хотя и без особых проявлений. Дружба, рожденная между французами и русскими во время войны, быть может и знала период охлаждения, но с начала 60-х годов она была всегда живой и горячей. В августе 69 года моя сестра, сын Лоранов Жан-Поль, дети других пилотов ездили в пионерский лагерь в СССР. И они были как бы оберегаемы русскими ветеранами войны.

СД: это было в каком пионерском лагере? В «Артеке»?

FT: не помню. Мне нужно спросить у моей сестры.

СД: Ваша семья поддерживала связи с ветеранами Нормандии-Неман после войны?

FT: очень редко. Нормандия-Неман после войны была далеко: Индокитай, Северная Африка. Никакой помощи для моей матери. Ей помогали только ассоциация «Сломанные крылья» и совет Ордена Освобождения.

СД: с советскими властями?

FT: никаких. Только иногда встречи в посольстве для награждения.

СД: антисоветские организации Вас не беспокоили?

FT: Нет.

СД: Вы присутствовали в Москве на перезахоронении останков неизвестного французского пилота из Орловской области? Почему неизвестный пилот, а не Жан Тюлян?

FT: Нет, я не присутствовал на церемонии в Москве в 1963 г. Но я дважды посещал могилу в 1970 и 2003 г. Пилота не смогли опознать из за недостатка данных. Анализ ДНК в то время еще не существовал. Учитывая, что несколько пилотов погибли в одно время в одном районе, нельзя быть однозначно уверенными. Останки были найдены Галиной Малюченко, учительницей из Орла. Она со своими пионерами была первым, кого я встретил в Москве во время моей поездки в 1970 г. Мы долгое время переписывались, а потом потерял связь. Не знаю, жива ли она.

СД: Галина Владиславовна Малюченко скончалась в 2006 году.

FT: как жаль. Мы переписывались с 1963 г. Это она нашла могилу Жана Тюляна, как она утверждала. Мы еще переписывались с генералом Захаровым, инженером Агавеляном и некоторыми другими русскими механиками.

СД: что Вы думаете об инициативе жителей установивших памятник Жану Тюляну на месте, где были найдены останки неизвестного пилота?

FT: я думаю, что это прекрасно. Я счастлив, что память о моем отце живет в местах, где он погиб 67 лет назад.

СД: Что Вы думаете о фильме Жана Дервилля «Нормандия-Неман»?

FT: Это очень хороший фильм, который не претендует на документальное изложение истории, но прекрасно раскрывает роль Нормандии-Неман.

СД: Недавно появилась новая история о том, что Каддафи сын Альбера Прециози. Я знаю, что к Вам обращались. Что Вы думаете об этой истории?

FT: Ничего не думаю. Правда, не правда…. Я думаю, что определенной части прессы не делает чести рождение подобных сенсаций…

© С.В.Дыбов, 2010 г.


беседа с Альбером Анри
Интервью с Марселем Альбером



Tags: ww-2, Нормандия-Неман, персоналии
Subscribe
promo severr december 15, 2019 14:24 248
Buy for 100 tokens
эта книга результат нескольких лет работы в библиотеках, в Военном Историческом Архиве Франции в Венсенском замке, поездок по мемориалам, встреч с ветеранами "Нормандии-Неман", постоянное участие в работе Мемориала Normandie-Niemen в Ле Бурже, многие документы никогда ранее не публиковались…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments