Cергей Дыбов (severr) wrote,
Cергей Дыбов
severr

Categories:

из мемуаров первого послевоенного посла Франции в СССР - 1

21 февраля 1945 г, пролетев над руинами Сталинграда и бесконечными снежными равнинами, я приземлился на центральном аэродроме Москвы, где меня встречала глава службы протокола НКИД и все и все служащие моего посольства...

23 февраля я посетил Молотова в Кремле для вручения верительных грамот. У ворот Кремля мою машину и шофера подвергли проверке, после которой в мою машину сел полковник милиции, который меня сопроводил до своеобразного перрона, где меня встретил другой полковник милиции, который довел меня до лифта, на выходе из которого был коридор, вдоль которого через каждые 5 метров стоял вооруженный офицер.

В громандной приемной находился серый человек в гражданском, сидящий за громадным столом, который был заставлен телефонами, и на котором почти не было бумаг. Он поднялся мне навстречу и церемонно пожал руку. Затем в кабинет вошел дипломат в форме и пригласил меня к министру. Я вошел в громадную комнату, просторную и светлую, в которой почти не было мебели, только письменный стол в самом конце, над которым висели портреты Ленина и Сталина. Молотов стоял в конце комнаты с несколькими подчиненными. Он не сделал ни малейшего движения в мою сторону, и мне пришлось пройти весь кабинет. Мы обменялись рукопожатиями и несколькми официальными фразами. После чего он пригласил меня сесть и без всяких переходов сменил тему. Я выразил ему мое восхищение, уважение и надежды на дружбу между нашими странами.

Я спросил разрешения задать ему один важный вопрос, несмотря на то, что я еще формально не приступил к моим функциям. Он кивнул. Я сказал, что хартия Думбартон-Окса по созданию ООН была принята без участия Франции, что противоречит пакту Франция-СССР, а мое правительство настаивает на его незыблемости. Молотов мне ответил той фразой, которую впоследствии я слышал от него множество раз - "Мы изучим этот вопрос". Но все таки добавил, что для него важно сохранить пакт между нашими странами. Затем он сказал, что долен присутствовать вечером на концерте в честь Дня Советской Армии. Я ответил,что согласно дипломатическому этикету, только представил свои верительные грамоты, и еше не вступил в должность, тем самым не могу присутствовать на официальном мероприятии. На что он ответил, что все это фигня, и повторил свое приглашене, которое я не посмел отвергнуть второй раз...

Мы встретились вновь вечером на Спиридоновской. В присутствии мадам Молотовой он встречал гостей. Атмосфера праздника была отточеной, как любая ассамблея на которой присутствали и мужчины и женшины. Дамы были как в блестящих туалетах, обвешанные бриллиантами, так и в скромных вечерних платьях. Представители западных держав были в парадных мундирах со всеми наградами, тогда как советские руководители были в строгих штатских, совершенно "буржуазных" костюмах. Несколько маршалов были в новеньких мундирах, обвешаных невероятным количеством новых орденов, и с громадными кусками золота на плечах, освещавшими все вокруг = восстановленные в Красной Армии царские погоны.



перевод © С.В.Дыбов - 2021 г.
Tags: ww-2, изящное, переводы
Subscribe

Posts from This Journal “переводы” Tag

promo severr may 10, 15:39 8
Buy for 100 tokens
мы провели, были открыты мемориальные доски партизанам батальона героя Советского Союза Василия Порика Александру Ткаченко и Роберу Пекару о которых я много бубнил последние года полтора. новый памятник солдатам русской Императорской и Красной Армии, похороненым на севере Франции,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

Posts from This Journal “переводы” Tag